Валютная ипотека что делать фейсбук

Попытки договориться с банком и чиновниками

Все эти годы мы пытались договориться с «ДельтаКредитом» о разделении валютных рисков. Отмечу, что сами кредитные организации берут средства из «коротких» кредитов у европейских банков под 2–3 % годовых. То есть те деньги, которые мы получили, банк уже в 2008 году выплатил по курсу 2008 года и потери ему, несмотря на заверения, не грозят: речь идёт лишь о недополучении прибыли. Однако общение с банком проходило в формате монолога с нашей стороны. Ответов на многочисленные звонки и письма не было. Только когда в январе этого года мы перестали платить, нам позвонил сотрудник банка: «У вас четверо детей? А зачем вы принимали решение об увеличении состава семьи, если вы не можете платить по кредиту?» Другими словами, зачем на этом свете живёт обаятельный мальчик Саша и три прекрасные девочки Аня, Вера и Женя, если мама с папой не успевают подкидывать в топку финансового кризиса сотни тысяч рублей?! Сейчас сотрудник банка звонит нам раз в два-три дня, интересуется нашими делами.

Обычно с момента прекращения оплаты до суда проходит от трёх до шести месяцев. В суде дело рассматривают ещё два-три месяца. Гражданское дело может зависнуть в суде на срок от трёх месяцев до года, однако по искам банков судьи, как правило, принимают решения очень быстро. Поэтому через три месяца у банка на руках уже точно будет исполнительный лист об обращении взыскания на квартиру. Далее её продают с торгов, а если она не продаётся, банк оставляет жилплощадь себе. Затем приставы выселяют людей из квартиры.

Всё это время капают проценты на сумму неплатежа, поэтому долг существенно вырастает. Выглядит это так: мы не заплатили 1 200 долларов, и штраф по договору составляет 0,5 % за каждый день. К моменту следующего платежа (просрочка один месяц) мы должны 1 200 долларов за январь плюс 186 долларов штрафа. Если мы не платим и за февраль, то к марту мы должны уже 1 200 долларов за январь плюс 186 долларов штрафа за январь плюс 174 доллара штрафа за февраль по январскому платежу плюс 1 200 долларов за февраль плюс 174 доллара штраф за февраль по февральскому платежу. К апрелю будет так: 1 200 долларов за январь плюс 186 долларов штрафа за январь плюс 174 доллара штрафа за февраль по январскому платежу плюс 186 долларов штрафа за март по январскому платежу плюс 1 200 долларов за февраль плюс 174 доллара штрафа за февраль по февральскому платежу плюс 186 долларов штрафа за март по февральскому платежу плюс 1 200 долларов платежа за март плюс 186 долларов штрафа за март по мартовскому платежу.

Запасной аэродром, то есть съёмную квартиру, мы пока не ищем. Займёмся этим, когда наше выселение станет делом одного-двух месяцев. Сейчас платить за аренду пока рано.

Параллельно мы стучались в двери чиновников, но уровень лицемерия оказался непостижимым. Простых людей, которые являются налогоплательщиками, а также родителями будущих налогоплательщиков и защитников родины (про долг родине, думаю, они не забудут, когда моему бездомному сыну исполнится 18 лет), стали вдруг называть финансово безграмотными, обвинять в попытке схитрить на процентах. Мол, сами виноваты, вот и получите. И всё бы ничего, если бы не параллельная докапитализация банков (им же трудно — кризис), пересчёт аналогичных долларовых обязательств для отдельных регионов, федеральный закон о перерасчёте валютных кредитов для жителей Крыма по 36 рублей за доллар… Мы не жадные — всем нужно помогать, но осадочек остался.

>Реструктуризация ипотеки в 2019 году новости на сегодня

Особенности валютного ипотечного кредитования

До момента роста курса доллара, пользователи с удовольствием брали займы, чтобы приобрести жилые помещения в зарубежной валюте. Среди заемщиков бытовало следующее мнение: займы в долларах намного выгоднее кредитов в рублях.

Их можно было взять по более низкой процентной ставке, а стабильность долларового курса не давала причин переживать и беспокоиться – тогда вряд ли кто-то мог предполагать такой резкий скачок курса доллара в обозримом будущем.

Как раз по этой причине, сразу после того как курс резко изменился (почти в два раза), такие граждане (взявшие ипотеку в валюту) и оказались в реально тяжелом положении. Больше всего пострадали те, кто взял такой займ прямо накануне изменения курса.

Как правило, метод погашения кредита равноценными частями включает в себя изначальное закрытие процентных начислений по кредиту. По сути, данный график приводит к следующему дисбалансу: основная задолженность превалирует в выплатах лишь к середине временного периода действия соглашения.

Согласитесь, условия практически кабальные для среднестатистического жителя страны.

Почему же возникла такая ситуация? Какие факторы на это повлияли?

Далее – о самых распространенных из них:

  1. Произошел существенный рост ежемесячной суммы выплаты (с учетом долларового курса при конвертации его в российскую валюту – почти в два раза).
  2. Экономический кризис привел к тому, что многих сократили (люди потеряли свои рабочие места), стали получать меньше денег на своих работах. Все вместе это привело к реальному падению прибыли (доходов). Платить стало банально нечем.
  3. Так как на фоне падения доходов у людей начались просрочки, долги стали скапливаться и регулярно увеличиваться (из-за накладываемых на нарушителей штрафных санкций).
  4. Цена на имущество, находящееся в залоге, теперь не всегда целиком и полностью закрывает существующий долг. Причина – сильно поменялось общее положение в стране.
  5. Для многих заемщиков жилое помещение, взятое в ипотеку – единственное. Другими словами, если они не смогут за него расплатиться и его заберут кредиторы – они остаются без крыши над головой.

Каждое из вышеперечисленных обстоятельств требовалось каким-то образом отрегулировать. Ситуация с валютной ипотекой накалила обстановку до предела, и последние два года правительство принимает самые разные решения, чтобы как можно быстрее вывести ситуацию из кризиса.

Поговорим о наиболее распространенных и популярных из них.

Какими решениями стараются избавиться от проблемы: что было предложено заемщикам

Поиск способов выхода, который бы устроил и граждан, и их кредиторов, привел к предложению определенных мер. Последние дают возможность разрешить проблему с валютным ипотечным кредитованием. За этот период проблему пытались решить таким образом:

  1. Переводом кредита в российскую валюту.
  2. Оформлением субсидий от государства. Они должны были покрыть часть основного долга.
  3. Иногда соглашались изменить основные требования: схемы закрытия долгов, увеличение временного периода. Кроме того, порой ипотеку пересчитывали по конкретному долларовому курсу.
  4. Запуском процедуры финансовой несостоятельности.
  5. Введением моратория на наложение штрафных санкций по валютной ипотеке.
  6. Закрытие части задолженности кредитными учреждениями.
  7. Другие меры.

В некоторых случаях правительство, чтобы помочь заемщикам с валютной ипотекой, предлагало провести реструктуризацию имеющейся перед финансовым учреждением задолженности. Это оптимальный вариант для любого заемщика – таким образом, он не потеряет свое жилое помещение и другое имущество, сможет продолжать жить обычной жизнью.

Но для этого заемщик должен быть добросовестным – а эта категория определяется каждым банком по отдельным критериям. Последнее слово все равно всегда остается за финансовой организацией.

Здесь важно пояснить следующий момент: некоторые предложенные кредитным учреждениям меры преподносились исключительно в рекомендательной форме. Другими словами, банковские организации вовсе не обязывались их выполнять – этот момент оставался на их усмотрение. А ведь далеко не каждый банк идет навстречу своим клиентам в ущерб собственной выгоде.

Некоторым гораздо выгоднее продолжать выбивать с заемщика долг с космическими штрафными санкциями или ждать банкротства нерадивого клиента – в таком случае кредиторы заберут большую часть его имущества в счет погашения имеющейся задолженности.

Если клиент брал ипотеку в валюте в частной банковской организации, реструктуризировать ее будет невозможно без получения на то соответствующего согласия от финансового учреждения. Таким образом, разрешить эту проблему с валютным ипотечным кредитованием куда сложнее, чем может показаться на первый взгляд.

Далее поговорим о том, каким образом на сегодняшний день правительство пытается решить этот вопрос, и что предлагают сами кредитные организации.

Валютная ипотека: решение правительства в 2017-м году

Поддержка клиентов с валютными ипотечными кредитами со стороны государства заключается в том, что оно предлагает способы выхода из кризисной ситуации. Рассмотрим их.

Реструктуризация задолженности

Правительственное решение по валютному ипотечному кредитованию определило список тех, кто может рассчитывать на реструктуризационный процесс имеющегося долга. Речь идет о таких категориях граждан:

  • молодых семьях;
  • лицах, являющихся бюджетниками;
  • ветеранах и участниках военных операций;
  • заемщиках, получавших ипотечные субсидии от государственных органов.

Но в таком случае обязательно должно быть соблюдено следующее условие – у заемщика должны серьезно уменьшиться доходы. Требуется документальное подтверждение этого факта.

Если прибыль семьи за несколько месяцев упала на 30% либо сумма ежемесячной выплаты выросла на 30% (пересчет осуществляется в рублях по нынешнему курсу), у заемщика есть право на предоставление ему одного из способов реструктуризации задолженности.

Помощь через Агентство по ипотечному жилищному кредитованию

В прошлом году государством были выделены из бюджета деньги, направляемые на частичную компенсацию валютного займа. Эта субсидия составляет не более 10% оставшегося займа. Максимальный компенсационный размер равен 600 000 рублей.

В 2018-м году органы государственной власти продолжают оказывать помощь гражданам, попавшим в сложное положение.

Процесс финансовой несостоятельности лица

С помощью этого метода заемщик полностью снимает с себя долговое бремя. Но в такой ситуации банковская организация получает имущество, находящееся в залоге.

Другими словами, если кризис и начисленные штрафные санкции за просроченный долг привели к тому, что сумма задолженности превысила стоимость залоговой квартиры, заемщик может смело подавать иск о признании его финансово несостоятельным. Процедура банкротства позволяет ему снять с себя необходимость закрывать основную задолженность.

После прохождения всех стадий и этапов процесса недвижимое имущество становится собственностью банковского учреждения – таким образом, компенсируется часть долга. У этого способа есть только один существенный недостаток – процедура очень длительная, срок проведения может растянуться на несколько лет.

В остальном же это вполне оптимальный вариант для тех, кому нечего терять, и кто хочет начать жить с чистого листа, без постоянных мыслей о долге.

Обращение к материалам судебной практики.

Подача клиентом заявления в судебную инстанцию в нынешнем году — это не самый лучший способ решить проблему с валютным ипотечным кредитованием. Но, если ознакомиться с судебной практикой (с тем, какие решения уже были ранее приняты российскими судебными инстанциями), здесь не все так однозначно. Так, суд может заставить банковскую организацию осуществить перевод валютной ипотеки в рублевую (по строго обозначенному курсу).

Такое встречается довольно часто, но это вовсе не инструкция к действию. Решение всегда остается за судом – с учетом каждого конкретного случая.

Но, как правило, чаще сами кредитные организации идут на пересмотр заключенного соглашения и дают возможность гражданам сделать условия погашения долгов более лояльными. Поговорим об этом далее.

Каким образом банковские организации помогают заемщикам

Правительственные решения по валютному ипотечному кредитованию — это не единственный метод поддержки граждан с такими кредитами. Часть кредитных организаций в самостоятельном порядке принимает определенные меры, позволяющие выйти из кризиса. Вопрос может быть урегулирован мирным путем следующим образом:

  1. Посредством перекредитования. Заемщик с валютной ипотекой может заключить новое соглашение в рублях. Будет осуществлен перерасчет суммы его долга с учетом текущего курса.
  2. Еще можно воспользоваться рефинансированием. Часть кредитных организаций предлагает именно такое решение вопроса, и не только своим заемщикам, но и тем, кто до того пользовался услугами другой финансовой организации – то есть, клиентам других банков. При этом важно не забывать о следующем важном моменте: этот способ банковские организации предлагают только в том случае, если плательщик является добросовестным – то есть, не старается бегать от своих кредиторов, идет на контакт, пытается найти пути решения проблемы.
  3. Банк может изменить условия. Часть банковских организаций предлагает огромное количество вариантов изменения требований по текущему кредиту. Такие меры могут быть как временными (допустим, заемщику может быть предоставлена отсрочка либо кредитные каникулы), так и постоянными. Другими словами, основные условия заключенного соглашения будут пересмотрены целиком и полностью:

  • будут увеличены временные рамки действия соглашения;
  • банк снизит процентные ставки;
  • могут быть изменены и другие условия, допустим, график погашения основного долга.

Если заемщик считает, что штрафных санкций чрезмерно много и не все они должным образом обоснованы, у него есть право на подачу в судебную инстанцию соответствующего искового заявления. Суд может отменить какую-то часть штрафных санкций.

Кроме того, судом в обязательном порядке будут отменены незаконные и скрытые комиссионные сборы по валютному ипотечному кредитованию.

Все предложения банковских организаций преследуют одну и ту же цель: найти мирный вариант решения вопроса с самим заемщиком. То есть, помочь ему избавиться от задолженностей, возникших из-за внезапной ситуации с курсом доллара.

Своя квартира

Я оформила валютную ипотеку в декабре 2007 года, когда доллар стоил 24,5 рубля. Заняла у банка 130 тыс. долларов на 15 лет. У меня был довольно большой первоначальный взнос – 70 тыс. долларов от продажи своей квартиры в регионе. За эти деньги я смогла купить маленькую двухкомнатную квартирку в Царицыно.

Почему я называю стоимость в долларах? Это не связано с валютой моего кредита, просто в тот период Москва была долларовым городом. Стоимость квартир даже на сайтах по продаже жилья указывалась в долларах, такая же ситуация наблюдалась и в автосалонах. То есть мы привыкли тогда мыслить долларовыми категориями, доллар нас не пугал.

Изначально я планировала занять у банка 2,5 млн рублей, что было эквивалентно 100 тыс. долларов, но цены росли (а мне нужно было ещё продать квартиру в регионе), в итоге пришлось занимать значительно больше. Моих доходов уже не хватало, чтобы банк согласился одобрить нужную сумму в рублях. Но в долларах с учётом того, что по валютной ипотеке ставки были ниже, чем по рублёвой, он всё же одобрил кредит. Так что я пробовала получить ипотеку в рублях, но не получилось.

Валютные скачки

Кризис 2008 года я как-то пережила, но тогда доллар не так серьёзно скаканул. Это было очень неприятно, но вполне сопоставимо с жизнью. Я просто смирилась, что теперь буду платить ежемесячно на 5-10 тыс. рублей больше. А потом наступил 2014 год и объём моего долга, несмотря на 7,5 лет погашения, вырос более чем в два раза. Ежемесячный платёж стал равен зарплате и обслуживать кредит стало физически невозможно. На рынке недвижимости тоже произошёл серьёзный спад. Был такой момент, когда доллар был 80-85 рублей и квартира стоила вдвое меньше, чем остаток моего долга, который на тот момент составлял 100 тыс. долларов.

Паники не было, было стойкое ощущение ужаса и понимание, что нужно что-то с этим срочно делать. Впервые я об этом задумалась в сентябре 2014 года, когда вернулась из греческого отпуска, доллар тогда только-только тронулся – вот он 37 рублей, и вот он уже 38 рублей. Я как-то сразу поняла, что ничего хорошего уже ждать не стоит, позвонила в банк и попросила рефинансировать кредит. Но банк отказал, потому что при текущем курсе доллара мой платёж составит более половины зарплаты.

Тогда очень многие пытались рефинансироваться, но безуспешно по этой же причине. Зато потом, когда доллар укрепился до 50-60 рублей, банкам стало уже всё равно, какой у нас объём платежей. Они стали предлагать программы рефинансирования, при которых срок кредита растягивался до 75 лет, а размер платежа получался гораздо больше, чем половина ежемесячного дохода. Но их это уже не смущало.

Осенью 2014 года, я перевела все деньги, которые у меня были, в доллары по курсу 50 рублей. Это помогло мне продолжать вносить полную сумму платежа до марта 2015 года. Потом я стала платить лишь ту сумму, которую могла себе позволить в зависимости от текущего курса доллара, в среднем от 60% до 90% от необходимого платежа. В итоге я ушла в просрочку и в августе банк собирался подать на меня в суд, смысла платить больше не было, и я перестала. Но в октябре, то есть через год после обострения ситуации, мне всё-таки удалось рефинансировать кредит на приемлемых условиях. И до суда дело так и не дошло. Но я прошла ради этого трудный путь.

В одиночку уже не справиться

В общем рубль продолжал обесцениваться в конце 2014 года, я искала как решить свою проблему, наткнулась на группу валютных заёмщиков в социальной сети «ВКонтакте» и присоединилась к ней. Я прекрасно понимала, что в одиночку мне с банком не справиться.

Я просто постучалась в группу, из серии: «Привет, ребята! У меня тоже валютная ипотека…», мой запрос приняли. Тогда в ней было около 1 тысячи человек, а потом нас стало примерно 7 тысяч. Первое время я просто смотрела, кто и что пишет на стене, чтобы выявить вожаков. Когда я их определила, то постучалась к ним, объяснила, кто я и что умею. Я всю жизнь работала пиарщиком в финансовых компаниях, и хорошо понимала логику банков, знала, как с ними надо говорить, чтобы это звучало для них убедительно.

Сначала меня держали на дистанции, а потом добавили в чат инициативной группы, и я активно включилась в работу. Иногда мы встречались в оффлайне, но по необходимости, здесь не было какой-то периодичности, в основном же обсуждали вопросы в нашем чате и по телефону. Для меня самой это был большой опыт – оказаться в самой гуще событий, стать одним из организаторов всего этого. Кстати, там нашлись и профессиональные юристы, и экономисты. Просто поразительно как люди в сложных ситуациях умеют самоорганизовываться и действовать согласованно.

Когда в нас ещё жила вера в решение вопроса на государственном уровне, мы решили привлечь внимание властей к нашей проблеме, опубликовав письмо Путину в газете «Ведомости». Документ размещался на правах рекламы. Нужны были деньги, и мы написали пост на стене с реквизитами. Так вот девушка, которая взяла на себя роль «кошелька» – она бухгалтер в реальной жизни – получала SMS о поступлениях каждые полминуты. И необходимая крупная сумма (несколько сотен тысяч рублей) набралась всего за несколько часов.

Один участник перевёл достаточно крупную с нашей точки зрения сумму – около 20 тыс. рублей, когда в основном это были переводы по одной тысяче. А у него жена, дети, но он решил, что если вопрос с валютной ипотекой не решится, то это будет кошмар для всей его семьи, поэтому он был готов отдать последнее.

Когда борьба потеряла смысл

У нас шла работа по всем фронтам – и с Госдумой, и с Советом Федерации, и с Общественной палатой. Но надежды рухнули. Часть из нас, куда входила и я, поняла, что государство не поможет, никакого закона, обязывающего банки перевести валютную ипотеку в рублёвую на льготных условиях, принято не будет. Поэтому бороться дальше уже не имеет смысла, надо пойти иным путём и пробовать договариваться с банками – с каждым в отдельности.

Другая часть группы не была готова смириться с действительностью и играть в условиях, которые есть и изменить жизнь в рамках заданной реальности. Они решили продолжать ходить на митинги за рефинансирование по курсу на дату заключения договора, что было утопией. В итоге группа раскололась на две части. Это произошло в феврале 2015 года.

В новой группе всё было чётко организованно. В инициативную группу входила я, отвечающая за PR. Была девушка, которая отвечала за GR (отношения с государством –прим. Сравни.ру). Она всё пробивала в органах власти – в мирной жизни она эколог, работает в министерстве природы, поэтому понимает, как общаться с госорганами. Были кураторы по каждому банку из числа заёмщиков. Был человек, отлично разбирающийся в банковских вопросах – Максим Греков, который раньше был директором департамента валютной ипотеки в одном банке. Он отвечал за стратегию, все расчёты и переговоры на высшем уровне. У него самого не было валютной ипотеки, просто, когда я в ноябре 2014 года на весь Facebook кричала, что у меня всё плохо, Максим откликнулся. Он попробовал хоть как-то помочь лично мне, но безуспешно, и в итоге стал помогать всем нам. За что ему огромное спасибо!

Мы отрабатывали схемы общения с банком, разные методики, потом шли долгие переговорные процессы. Сейчас понятно, что люди, которые действительно были намерены решить вопрос, смирившись с неизбежными потерями – они в основном уже решили свои проблемы. Безусловно, есть люди, у которых и банки совсем недоговороспособные, и соотношение долга со стоимостью залога слишком разное, есть те, кому возраст не позволяет решить вопрос. И их очень жалко, но таких не так уж и много, если сопоставить с общим количеством валютных заёмщиков. А есть те, кто не готов посмотреть правде в глаза, и они сейчас ходят и закидывают свои банки лягушками. Но очевидно, что это не метод работы с банками, не метод решения проблемы. Мне больше года назад стало понятно, что какие-то акции, митинги они работают лишь с точки зрения пиара, а на переговорные процессы в большей степени влияют другие аргументы.

Первый прорыв

Качественный прорыв в нашей работе случился в сентябре 2015 года. Отправной точкой было наше исследование. Я решила, что пора достать последнюю гранату: мы провели социологическое исследование по заёмщикам одного из крупнейших ипотечных банков, где в том числе была и моя ипотека.

Я создала определённую форму, заёмщики заполнили эти анкеты, мы обработали информацию и увидели реальную картину по банку. Наше исследование показывало, что банк нарушает определённые требования регулятора к кредитному портфелю, он токсичный. Кредиты, у которых остаток ссудной задолженности больше, чем стоимость залога, должны переходить из категории залоговых кредитов в категорию беззалоговых, где совершенно другие нормативы по резервированию, они гораздо выше. В общем, ситуация была такова, что если банк не пойдёт на диалог с заёмщиками, то он просто усугубит своё пошатнувшееся положение.

Нас очень поддержала депутат от Единой России Елена Николаева. Она отправила в ЦБ письмо, основанное на нашем исследовании. И уже спустя несколько дней банк стал предлагать людям индивидуальные условия рефинансирования. Они были вполне типичные, но подробнее рассказать не могу – так как мы все подписывали соглашение о конфиденциальности.

Если в общем, то условия зависели от кучи параметров – срок, выплаченная сумма, отношение стоимости залога к остатку долга. Невозможно сказать, по какому курсу нас рефинансировали, просто часть долга списывали, а новый рублёвый кредит выдавали под процентную ставку ниже рыночной. Если остаток долга был в два с лишним раза больше стоимости квартиры, то предлагался вариант по отступному, когда человек просто отдаёт квартиру банку и с него списывается долг.

Мои уроки

1. В финансовой жизни лучше всегда готовиться к худшему

Никогда нельзя верить заявлениям политиков и аналитиков о том, что российская экономика растёт, рубль укрепляется и так будет всегда. В нашей стране улучшения в экономике могут быть только кратковременными. Поэтому в финансовой жизни лучше всегда готовиться к худшему. Та стратегия, которую я выбрала 8 лет назад, была ошибочной. Я рассчитывала на рост своих доходов в будущем и доверяла рублю. Сейчас я храню деньги на вкладах только в долларах.

2. Лучше не влезать ни в какие долги

Мне было важно, чтобы квартира была рядом с метро, я ведь не вожу машину. Теперь же я понимаю, что дешевле и безопаснее сначала обзавестись квадратными метрами где-то подальше от столицы, но за свои деньги, а потом уже копить на квартиру в Москве. Лучше не влезать ни в какие долги, если и брать взаймы, то максимум на два года. Ощущение, что ты на крючке у банка, ужасно.

3. Мирным путём с банком можно договориться на более интересных условиях

Если банк договороспособный, то с ним лучше решать проблемы в досудебном порядке. Это и сохранит вам время и деньги, и позволит оптимизировать финансы – не надо будет нанимать юристов. Мирным путём с банком можно договориться на более интересных условиях. Тем более, что сейчас банки стали сговорчивее, начали рефинансировать валютную ипотеку. Там поняли, что ситуацию надо решать, она сама уже не рассосётся. А для этого надо найти способ договориться. Что банку выгоднее, чтобы у него висел на балансе токсичный кредит с неликвидным залогом или пойти на некоторые уступки? Да, многие из заёмщиков подписали отступные и потеряли свои квартиры, и я тоже по сути лишилась квартиры. Другой вопрос, на каких условиях мы их потеряли.

4. Проблемы помогают разобраться в людях

В целом, весь этот период борьбы стал для меня и периодом разочарования в людях, и периодом очарования людьми. Ситуация сработала как лакмусовая бумажка. Друзья, знакомые, коллеги, сотрудники банков показали себя с разных и порой неожиданных сторон. Забавно, но мы с директором департамента по работе с проблемной задолженностью банка, где у меня и была ипотека, стали за это время чуть не друзьями. Долго были врагами, сидели друг напротив друга на переговорах и испепеляли друг друга взглядами, потом постепенно смирились друг с другом, а ещё чуть позже смогли принять тот факт, что ситуация такая, какая она есть, и её надо решать, поэтому единственный смысл для нас – это спокойно пытаться договориться. Мы так и сделали.

В итоге мы и сегодня продолжаем общаться. Иногда созваниваемся, чтобы обсудить ситуацию на рынке недвижимости и разные ипотечные дела. Недавно как раз говорили о том, что после валютной ипотеки жизнь не заканчивается, и людям, подписавшим отступные, всё равно придётся брать кредит, чтобы купить себе новое жильё, а у них кредитные истории испорченные. Это был реальный пример из жизни заёмщика другого банка, которому отказали во второй ипотеке. Но это ведь не его вина, что произошла такая ситуация на рынке, до этого он же исправно платил. В итоге удалось договориться, чтобы банк оценил его платёжеспособность без привязки к этой истории. Ещё один наш маленький прорыв!