Снижение ипотечной ставки

Обоснован ли оптимизм?

Весь сыр бор вокруг вопроса занялся еще в октябре 2017 года после одного неосторожного заявления г-на Грефа. Главный Сберовец на одной из конференций заявил, что стоит ожидать снижение ставки по ипотеке до 5%.

Его оптимизм основывается на данных Росстата по инфляции за актуальный на то время год, в которых говорится, что за три квартала 2017-го она выросла всего лишь на 1,7%, и в дальнейшем, по мнению, Германа Оскаровича более 3-4% ежегодно ждать бессмысленно. Следовательно, и ипотечные ставки можно снижать с легкостью.

Что ж, надеемся, что Сбербанк покажет пример коллегам и первым снизит ипотечную ставку до объявленных 5%, чем, разумеется, заслужит бурные овации российского общества.

Наш бессменный премьер оказался в высказываниях более осторожным, предположив, что к началу 2019 года стоит ожидать 6-7%. По его мнению для этого «созрели все макроэкономические условия».

Вице-премьер Игорь Шувалов опасливо отступил от этого предсказания еще на процентик, пожалуй, основываясь на том, что уже в конце 2017-го банкам удавалось держать ипотечную ставку на рекордно низком уровне – 10,58% годовых в среднем, но, уже в начале 2018 из-за слегка изменившейся политики Центробанка она незначительно выросла до 11%.

А вот глава АИЖК, А.Плутник, не исключает, что 7% в среднем не является такой уж призрачной цифрой для 2018-2019гг, но, при этом оговаривается, что все будет зависеть, разумеется, от стабильности уровня инфляции и политики главного банка страны.

Правда, с другой стороны, многие недоумевают на тот счет, что сейчас и так подобного уровня ставок удалось достичь исключительно благодаря государственной поддержке банковских ипотек, частично компенсирующей финучреждениям недобранное с населения. А ведь совершенно не факт, что в текущей санкционной и вообще очень непростой экономической ситуации у бюджета и дальше будут деньги на поддержание этих программ…

Кроме того снижаются ставки поистине черепашьими темпами – не более чем по полпроцента в полгода. Следовательно, ожидание, что буквально в течение следующих шести месяцев они обвалятся на 3-4% — это достойная хорошего фельетона шутка.

Брать или не брать?

Поистине гамлетовские страсти разгорелись на фоне этих соревнующихся между собой в оптимизме прогнозов наших власть имущих. Оседлали волну инфляционных ожиданий первыми, естественно, в АИЖК, снизив ставку до 9%.

Правда, пока остальные наши коммерческие банки перенимать позитивный опыт что-то не торопятся, хоть Плутник и настоятельно агитирует население за необходимость именно здесь и сейчас хвататься за ипотечные кредиты, и даже приступать к рефинансированию, если это возможно.

По статистике, на данный момент в ипотечной кабале уже «сидят» около четырех миллионов семей россиян. И на, пусть небольшое, но для многих существенное, снижение ставок уже чутко отреагировал клиент, проголосовав собственным рублем за жилищные программы.

Так, еще в конце 2017-го спрос на квартиры находился на уровне трех тысяч в день, причем, что характерно, плюс-минус эта тенденция сохранилась и в текущем 2018 году.

Во многом популяризации содействует и ключевое изменение политики защиты прав дольщиков путем запуска с начала года соответствующего Фонда поддержки с эффективной системой страхования – люди теперь меньше боятся нарваться на недобросовестного застройщика и попасть в ужасную ситуацию, когда вынужден платить банку, по сути, за то, что находится внутри мыльного пузыря.

Еще одна полезная новация – внедрение Единой информационной системы по жилищному строительству, обеспечивающая достоверную и своевременную информированность граждан.

И, наконец, банками и агентствами недвижимости в качестве последнего аргумента приводится то, что весь прошедший год московское, к примеру, жилье ощутимо и планомерно теряло в цене. Правда, нет никаких оснований полагать, что и дальше эта тенденция будет актуальной. Причина ведь тому была довольно прозаичной – началась поистине массовая экспансия новомосковского и областного строительства, со всей сопутствующей инфраструктурой, благодаря чему спрос на столичные квартиры банально упал, судя по данным Росстата.

Ипотека завтра

Повсеместное падение уровня жизни неумолимо ведет к падению цен на квартиры – эксперты ожидают в ближайшие пару лет их уменьшение процентов на 20-30. Кроме того количество девелоперов растет, и вследствие борьбы за клиента они тоже друг за дружкой не смогут отказаться от соблазна сбросить стоимость своего метра.

Инфляция — инфляцией, но с начала 2018 года, учитывая ставки по ипотеке, доходность инвесторов от недвижимости значительно упала по сравнению с тем, что сейчас предлагают банковские депозиты. Риски же, получается, существенно выше, поэтому многие банально придерживают деньги на счетах, занимая выжидательную позицию.

Конкретные прогнозы в отношении 2019 года независимые аналитики давать сейчас определенно опасаются, ведь они же не являются связанными с политикой деятелями, по примеру упомянутых выше, которым просто необходимо что-то говорить на камеру, и обязательно – оптимистичное и жизнеутверждающее.

В целом же позицию на рынке многие сравнивают с притаившимся в кустах и оценивающим ситуацию хищником: еще упадут цены – ринемся скупать, вырастут – останемся при своих. Правда, не стоит забывать и о фундаментальном для экономики, в том числе и в отношении недвижимости, эффекте корректировки: падение цен стимулирует спрос – спрос стимулирует рост цен.

Словом, кататься на качелях наш рынок ипотечных квартир будет еще долго. А уж удастся ли выгодно подгадать момент всем, кто желает взять кредит – вопрос сугубо индивидуальный.

>Видео

Как стимулировать банки снизить ипотечные ставки до 8%. Мнение экспертов

Кирилл Тремасов, директор аналитического департамента «Локо-инвеста»:

С точки зрения управления всегда правильно устанавливать несколько завышенные цели для подчиненных. Это «хотелка»: хотелось бы так, но вероятность достижения этих целей в условиях санкций невелика.

Для такого снижения ставок ипотеки нужно снижение страновых рисков. Сейчас, судя по динамике CDS, они невысокие – рынок словно игнорирует угрозу ужесточения санкций. А вероятность введения санкций очень высокая, а это, в свою очередь, расширит спреды CDS, увеличит страновые риски и повысит уровень ставок в экономике. Плюс в ближайшие 2–3 года экономика будет переживать циклический спад, снижение цен на сырье, это еще больше увеличит страновые риски.

Второй ключевой фактор, влияющий на ипотечные ставки, – инфляция и инфляционные ожидания, но здесь пока влияние нейтральное: эффект от повышения НДС сдержанный, и можно ориентироваться на инфляционный таргет (4%).

А с помощью субсидирования можно, конечно, добиться всего – вопрос, где взять деньги. Как я понимаю, в бюджете денег на столь масштабное субсидирование не предусмотрено.

Главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров:

Гипотетически можно применить административный ресурс – субсидировать ставки, как это делают, в частности, для молодых семей. Распространить такую практику на большее число граждан – и тогда это приведет к снижению средней ставки.

Но реальный рыночный способ – только через снижение инфляции и инфляционных ожиданий, от которых отталкиваются ставки длинных кредитов, в том числе ипотека. В принципе, снизить ставку до уровня чуть ниже 9% реально уже к началу следующего года. Инфляция после январского скачка будет достаточно быстро снижаться в силу довольно слабого состояния экономики, прежде всего – спроса. У населения нет денег, а у компаний – возможности легко переносить любое повышение цен и стоимости услуг или увеличение налогов на потребителя. При продолжении жесткой бюджетной и монетарной политики к концу года инфляция однозначно уйдет ниже 5%, я лично жду 4,2%. При такой инфляции инфляционные ожидания тоже снизятся, и тогда ставки ипотеки опустятся ниже 9%.

Ближе к 8% ставки приближались до последнего разгона инфляции (исторический минимум 9,4% был осенью 2018 г. – «Ведомости»), поэтому гипотетически в пределах 2–2,5 лет ставку 8% мы можем увидеть. Увидим ли ниже – будет зависеть от массы факторов, в том числе внешних. Если серьезного ухудшения в мировой экономике и на рынках нефти не будет, в течение 3–5 лет средняя рыночная ставка по ипотеке может опуститься и ниже 8%.

Роман Цивинюк, вице-президент, руководитель розничного блока «СМП банка»:

Ипотечная ставка складывается из стоимости денег, цены риска и маржи банков, но снизить ставку можно только за счет снижения стоимости фондирования: цена риска в ипотеке небольшая (кредит обеспечен залогом и принципе считается менее рискованным по сравнению с другими продуктами банков), плюс ипотека – это низкомаржинальный продукт. Обычно маржа банков по ипотеке колеблется в районе 1–1,2%, вряд ли ее можно еще больше снизить. Остается стоимость фондирования. В теории государство может снизить ее, если введет новые программы господдержки и будет предоставлять субсидии на ипотечные кредиты.

Главный экономист «ВТБ капитала» по России и СНГ Александр Исаков:

Ставки ипотеки не существуют изолированно, а тесно связаны с другими ставками в экономике. В целом, если не считать продукты со специальными условиями, ставка по системе равна сумме доходности пятилетних ОФЗ и премии в 2,5 п. п. В эту премию входят различные операционные издержки и стоимость риска – не только кредитного, но и процентного, который берет на себя банковский сектор. Снижение неопределенности относительно будущего уровня коротких ставок и денежно-кредитной политики могло бы заметно снизить уровень ставок по ипотеке. Достичь этого помогла бы публикация Центробанком прогнозов ключевой ставки.

На операционном уровне помогло бы сужение процентного коридора вокруг ключевой ставки – скажем, с текущих 2 п. п. до 1 п. п. Сейчас коридор вокруг ключевой ставки плюс-минус 1 п. п. задан ставками по депозитным операциям и операциям репо с ЦБ. Это значительная величина: изменение уровня рублевой ликвидности в этих условиях может оказывать влияние на рыночные короткие ставки, эквивалентное изменению ключевой ставки ЦБ на 25–50 б. п., такие эпизоды уже наблюдались. Для снижения волатильности коротких ставок возможно было бы сделать коридор плюс-минус 0,5 п. п.

Кроме того, определенное влияние на уровень ставок может оказать введение эскроу-счетов, которое в отдельных случаях можно рассматривать как одну из форм ипотеки со специальными условиями.

Дмитрий Грицкевич, управляющий банковского и финансового рынков департамента стратегии и проектов развития Промсвязьбанка:

Премия ипотечной ставки к ключевой ставке ЦБ стабилизировалась на уровне 2 п. п., т. е. при прочих равных условиях для снижения ипотечных ставок до 8% годовых ставка ЦБ должна быть снижена до 6%. Наш долгосрочный прогноз предполагает поэтапное снижение по ключевой ставки ЦБ до 7% к 2022 г. В результате помимо таргетирования инфляции и снижения ключевой ставки Банку России (а также правительству) будут необходимы дополнительные механизмы снижения стоимости ипотечных кредитов. Среди потенциальных мер можно отметить: дальнейшее развитие эскроу-счетов – банки будут активнее давать льготные ставки по ипотеке по «своим» проектам; расширение субсидий и льгот для населения с целью снижения конечной стоимости кредитов; расширение программ ДОМ.РФ по секьюритизации и рефинансированию ипотечных кредитов; регуляторные меры: снижение риск-нормативов по ипотечным кредитам для банков; расширение возможностей для использования бумаг в виде залогов (репо с ЦБ, ломбардный список), ослабление нормативов для инвестирования пенсионных средств в ипотечные облигации и проч.

Вадим Пахаленко, директор дирекции ипотечного кредитования банка ТКБ:

Ипотечная ставка зависит прежде всего от стоимости денег, поэтому, чтобы банки могли снизить ипотечные ставки, нужно принимать меры по снижению ключевой ставки. Чтобы ставки по ипотеке достигли 8% годовых, ключевая ставка должна быть примерно на 2–2,5 процентных пункта ниже. Вряд ли ипотечные ставки получится снизить за счет снижения маржи банков: она и так крайне низкая из-за острой конкуренции, банкам уже некуда ее снижать.

Елена Кудлик, заместитель предправления, финансовый директор банка «Дельтакредит»:

Снижение процентной ставки по ипотечным кредитам до уровня ниже 8% представляется достаточно амбициозной задачей. Так, в первой половине 2018 г. инфляция лишь незначительно превышала 2%, а ключевая ставка достигла 7,25%, но даже в подобных благоприятных условиях средняя процентная ставка по выданным ипотечным кредитам смогла уменьшиться только до 9,41%. Для уверенного достижения показателя в 8% необходимы новые программы поддержки ипотечного кредитования.

Антон Павлов, управляющий директор по розничным продуктам «Абсолют банка»:

Когда ключевая ставка опустится до уровня 6,5% годовых, тогда можно и ожидать снижения ипотечных ставок до 8%. Снижение ставки даст прирост рынка на 20–30% к показателям 2018 г. Но без снижения ключевой ставки до этого значения говорить о снижении ипотечных ставок можно только в рамках льготных программ.

Банки снижают ставки своим заемщикам

Текст видеосюжета «Банки снижают ставки своим заемщикам».

Здравствуйте. С вами я, Дмитрий Овсянников.

Итак, хорошая новость: некоторые банки стали снижать процентные ставки своим действующим заемщикам по их кредитам.

Поступает информация что снижают банки тем заемщикам, у которых процентная ставка выше 14% годовых и кто исправно платят по кредитам.

Ну, честно говоря, мне не совсем понятно для чего это нужно банку.

Почему?

Потому что любое снижение процентной ставки по действующему кредиту — это уменьшение прибыли банка (с одной стороны). Ну а, как говорится, задача любого бизнеса — это получать максимальную прибыль.

Но, видимо, банки боятся потерять своих хороших заемщиков: тех, кто исправно платит по кредиту. Видимо, банки боятся, что эти заемщики пойдут и рефинансируют свой кредит в каком-либо другом банке, а потому, предпочитают лучше снизить процентную ставку, чем потерять клиентов.

Казалось бы, снижение процентной ставки интересно каждому заемщику: ну, действительно: кто же из заемщиков хочет платить по повышенной процентной ставке, если процентную ставку можно снизить, и заплатить банку меньше денег? То есть, больше денег оставить в своей собственной семье.

Но, тем не менее, каждому заемщику, который желает снизить процентную ставку, нужно исполнить некий «танец с бубном» перед банком, а именно, написать заявление и обосновать: почему именно этому заемщику должны снизить процентную ставку по кредиту. И тогда, рассмотрев это заявление, банк примет решение: стоит данному заемщику снижать процентную ставку или не стоит.

Ну вот так вот.

По информации от заемщиков (ну и от сотрудников банка, которые просили их не называть) рассматривают заявление заемщиков примерно месяц.

Ну а дальше начинается самое интересное: люди пишут. И пишут такое…

Ну посудите сами: пишет, допустим, человек, почему ему должны снизить процентную ставку по кредиту. Он говорит: «На момент получения ипотечного кредита мы были в браке. Вместе с женой работали оба. Детей у нас не было.
А сейчас нам платить сложно: у нас двое детей, жена в декрете: ждём третьего ребенка. Снизьте нам процентную ставку, пожалуйста.»

На обывательском уровне, вроде бы, всё правильно: человеку тяжело платить, поэтому, если банк снизит процентную ставку, ему будет легче, да?

Но нужно понимать логику банка: банк боится потерять клиента.

А тут человек сам расписался в том, что никакому другому банку, кроме этого, в котором он уже имеет кредит, он нафиг не нужен.

Ну вот с таким вот набором иждивенцев, с одной стороны, и одним работником, с другой стороны (вместо двух, которые были на момент получения кредита).
В то же самое время банк видит что: ага, клиент достаточной рискованный! Мало ли, там: с работы уволят, либо зарплату задержат: как он будет обслуживать свой долг?

А риски в банке всегда закладывают в повышенную процентную ставку. То есть человек сам, в своём собственном заявлении, только что дал банку аргументы: почему не стоит снижать процентную ставку по действующему кредиту данного заемщика.

Как говорится: «иногда лучше молчать, чем говорить».

Дорогие мои, думайте, что вы пишите в заявлении! Думайте!

Почему?

Потому что информация одна и та же может звучать совершенно по-разному с разных точек зрения: с вашей стороны, с вашей точки зрения, информация о наличии детей и наличии неработающей супруги — это как аргумент, почему должны снизить процентную ставку.

Но с точки зрения сотрудника банка, эта информация приводит к противоположному результату.

Спасибо за внимание.

С вами был я, Дмитрий Овсянников и проект «ipotek.ru, Об ипотеке по-русски».

Если у вас есть вопросы по ипотеке и недвижимости — задавайте их. Подписывайтесь на наш видеоканал. Ну и приходите на консультацию: постараемся помочь.

До свидания.